В Империи:    

TES 5: Skyrim      TES 4: Oblivion      TES 3: Morrowind      Форум      Плагины      Галерея

TES 5: Skyrim

TES 4: Oblivion

TES 3: Morrowind

 

Яндекс цитирования

 

Сага об Охотнике, окончание

 

 

Эшленд... Лучи заходящего солнца, пробиваясь сквозь плотную завесу клубящейся пыли, приобретали зловещий красноватый оттенок. Непрекращающийся вой ветра навевал какую-то неестественную тоску, безысходность, давил на разум и вселял в душу чувство близкой опасности. Среди громадных скал вдруг вспыхнул тусклый огонёк, костёр. Несмотря на ветер, он постепенно разгорался, разгоняя липкие сумерки вокруг. Рядом с костром слабо вырисовывалась чья-то фигура, силуэт одинокого странника. Непонятно, что может привести в эту пустыню человека, эльфа, кого бы то ни было. Между тем, путник, убедившись в том, что окружающие скалы защитят костёр от капризного, переменчивого ветра, расстелил спальный мешок на холодной земле и, окинув в последний раз округу цепким взглядом, уснул чутким, беспокойным сном, готовый в любую секунду дать отпор любой опасности, будь то чудище или блуждающая стая разбойников-эшлендеров. Солнце, подарив свой прощальный луч земле, скрылось за краем горной гряды. Всё вокруг окутала непроглядная тьма.

 

Странника звали Лларам Тирандус. После того, как он убил Даунайн Аунде и вырезал сильнейшую половину её клана, данмер вернулся на пепелище, которое осталось от его родного Хуула, но не смог там долго оставаться. Похоронив вместе с Галуром Ритари и Гиласом Тирелотом Сильвию и остальных жителей деревни, Лларам ушёл прочь из места, на которое навлёк беду. Он чувствовал вину за убитых жителей, за то, что именно его желание помочь Гиласу и утолить свою жажду мести послужила причиной ужасной резни и смерти возлюбленной Сильвии. Вместо обретения душевного покоя его страдания многократно усилились. У Лларама не осталось никого близкого, даже быть рядом с Гиласом он не имел возможности, хотя из связывала крепкая дружба. Галур предупредил, что Дом Редоран начнёт расследование резни, и оставаться на Горьком берегу было нельзя. По просьбе Лларама Гилас отправился в Альд'рун и примкнул к добровольцам, которых Дом отрядил на восстановление поселения. Во всём мире не осталось никого, кроме Галура и Лларама, кто бы знал о его прошлом, поэтому Гиласу было нечего бояться, наоборот, в глубине души он был рад, что своим трудом он хоть немного искупит вину, которая терзала его, как Лларама.
Сам охотник отправился в скитания по Ввандерфеллу. Он переменил множество занятий, занимался кузнечным делом, тренировался, долгими часами совершенствуя свою боевую технику. Но где бы Лларам не останавливался, нигде он не мог найти покоя, найти своё место в мире. Данмер пробовал посвятить свою жизнь Храму, прошёл паломничество Семи Добродетелей, стал последователем святого Велота. Но однажды он собрал свои пожитки, покинул свой дом в Вивеке и растворился в ночи.


Лларам очутился в странном месте, напоминавшем большую усыпальницу. Зал заливал мерцающий свет сотен свечей и факелов. Впереди данмер увидел странную фигуру, показавшуюся ему странно знакомой. Лларам стал осторожно приближаться к ней. Вдруг все огни, горящие вокруг, дрогнули, будто от порыва ветра. Фигура медленно повернулась к тёмному эльфу. Лларам остановился и похолодел: это была Сильвия! Девушка подняла взгляд, и данмер увидел в её глазах слёзы. Его ноги подкосились, и Лларам упал на колени, не в силах ничего сказать. Сильвия резко подняла руку и направила указательный палец на тёмного эльфа. Слёзы на глазах девушки исчезли, и лицо её исказила ярость. По залу пронёсся крик:
- Это ОН! Он ВИНОВЕН!
Лларам в ужасе вскочил с колен и бросился бежать, но вдруг увидел, что вокруг него из пустоты возникло множество людей, в которых он узнал жителей Хуула. Воздух наполнила какофония десятков диких, нечеловеческих голосов, как один вопивших:
- Виновен! Виновен! Виновен!
Свет в зале разом потух, и данмер прямо перед своими глазами узрел бледное лицо Сильвии, освещённое каким-то внутренним светом. Девушка приоткрыла рот, и тёмный эльф почувствовал длинные клыки, которые в ту же секунду впились в его шею. Лларам вскрикнул и проснулся.
Данмер резко приподнялся на руке, пытаясь перевести дыхание. Через пару мгновений замешательство прошло, уступив место грусти.
- Опять, опять эти сны...
Лларам съёжился от холодного ночного воздуха и огляделся. На горизонте начинала разгораться заря, а буря тем временем уже прекращалась. Наскоро перекусив оставшейся в походной сумке едой, тёмный эльф придвинулся поближе к огню и тяжело задумался.
- Куда меня несёт? Зачем я, как сумасшедший, ношусь по пустошам? В поисках чего? Смерти? Дома? Мне нечего делать тут, в Вварденфелле...
Огонь начал гаснуть. Данмер вышел из своего убежища, срубил несколько чахлых колючих кустарников и бросил их ветви в костёр. Они затрещали и стали сильно дымить, но Лларам не обращал на это внимания, снова углубившись в свои мысли.
- Я уже долго иду на север... к Морю Призраков. Ноги сами несут меня в Хуул. Ну что же, пора вернуться туда. А потом... потом...
Тёмный эльф на секунду замер, прислушавшись к ослабевающему вою ветра.
- ... Солстхейм.


Солнце выглянуло из-за холмов, брызнув своими лучами, и разогнало сумерки. Данмер отряхнул от пыли и свернул спальный мешок, затушил костёр, глубоко вздохнул и, втайне от самого себя радуясь солнцу, пошёл на север.


Светило уже высоко поднялось над землёю, близился полдень. Лларам огляделся вокруг. Всё те же серые, унылые камни... но уже чувствовалась близость моря: кустарники стали крупнее и крепче, местами виднелись островки травы. С севера тянуло свежестью, а пыльная земля была влажной, ведь дожди здесь случались гораздо чаще. Данмер понимал, что приближается к своей цели, и ноги несли его всё быстрее. Впереди возвышались холмы. Чуткие уши тёмного эльфа услышали всплеск волн, и Лларам пустился бежать. В считанные мгновения поднявшись на холм, он остановился и встал на колени. Он увидел море. Серое, холодной, как вся эта неприветливая земля, но такое близкое сердцу. Данмеру хотелось и смеяться, и плакать, столько нахлынуло воспоминаний. Некоторое время он провел без движения, затем медленно поднялся и стал спускаться ближе к воде. Когда брызги стали попадать на лицо, Лларам улыбнулся и стал смотреть на запад, вдоль побережья. Где-то там, всего в дне пути, лежит Горький берег... и Хуул. Данмер пошёл вдоль воды, размышляя о том, как теперь выглядит деревня. Наверняка он её не узнает, наверняка редоранцы построили там аванпост... Ллараму оставалось надеяться, что его не схватят и не бросят в тюрьму по прибытии, надеяться на то, что истинная причина гибели деревни до сих пор не раскрыта... День прошёл незаметно, солнце уже почти закатилось за горизонт. Лларам уже выбрался из Эшленда и шёл по знакомому побережью. Он знал, что уже почти пришёл, но не был уверен, что сумеет добраться до места до наступления ночи. И тут он заметил рыбачью лодку. Рыбак с интересом и недоверием смотрел на закутанную в плащ фигуру. Данмер увидел всего в миле небольшие столбики дыма, и сердце его дрогнуло. Он на месте. Пройдя через небольшую каменную арку, он стал внимательно смотреть по сторонам, вглядываться в лица жителей. Куда идти? Лларам направился к небольшому дому, которое судя по всему было таверной. Неожиданно он заметил в входа знакомую фигуру. Лларам приблизился и узнал в ней Гиласа... Данмеры встретились взглядами, быстро пошли навстречу друг другу и, не говоря ни слова, крепко обнялись...


Наступило утро. Гилас, улыбаясь, готовил завтрак, поглядывая в сторону мертвецки спящего Лларама. Через десяток минут данмеры уже сидели за столом и беседовали.
- Ты, как я вижу, давно уже нормальной еды не ел, - не переставая улыбаться, сказал Гилас.
- Ты прав, в Эшленде вообще есть нечего. Всё больше хотят съесть тебя, - иронично ответил Лларам, улыбнувшись краями губ.
- Знаю я о твоих похождениях. Уже по всему Ввандерфеллу слухи идут, мол "бродит меж городов таинственный странник, помогает всем, награды не требует. А затем исчезает также неожиданно, как и появился." Ты уже знаменит, мой друг. Имени твоего никто не знает, а вот прозвище тебе дали красивое: "Охотник."
Лларам вдруг задумался, точно вспомнил что-то. Он поднял глаза и посмотрел на Гиласа.
- Где... кладбище?
Улыбка слетела с лица данмера. Гилас положил вилку, встал и сказал:
- Я... пошли.
Тёмные эльфы молча вышли из дома и направились на юг, к роще молодых деревьев. Пройдя сотню шагов, Гилас остановил Лларама.
- Вон, видишь ограду? Это кладбище. Я... я всё понимаю, оставлю тебя одного.
Лларам благодарно кивнул и стал бродить среди могил, пока не нашёл могилу Сильвии. Он простоял несколько минут и тихо прошептал:
- Ну вот, мы снова встретились, любимая...
На следующий день Лларам уже собирался в дорогу. Гилас с грустью наблюдал за ним.
- Корабль до форта Морозной бабочки отплывает сегодня в полдень. Я дам тебе на дорогу немного денег и еды. Нет, не пытайся отказываться.
Лларам принуждённо улыбнулся Гиласу и продолжил собирать свои пожитки. Данмер проверил заточку своих серебряных клинков, хотя это, по правде говоря, и не требовалось: лезвия всегда были идеально острыми. Лларам на секунду присел, затем взял вещи, вдел мечи в ножны, и в сопровождении Гиласа пошёл на причал. На небольшом корабле не было никого, кроме небольшой команды: на Солстхейм практически никогда не плавали, корабль использовался только для доставки продовольствия в имперский форт.
- Я знаю, что если тебе что-то надо, то отговаривать тебя бесполезно. тогда... удачи тебе. И да пребудет с тобой Азура, друг.
Данмеры крепко обнялись.
- Прощай, Гилас. Может быть, ещё увидимся.
- Я в этом не сомневаюсь, - сказал тёмный эльф, кисло улыбнувшись.
- Корабль отплывает, сэрра. Залезайте на борт! - крикнул капитан.
Данмеры в последний раз переглянулись, и Лларам поднялся на борт корабля, увозившего его в новую жизнь. Лучшую, как надеялся тёмный эльф.

Лларам уже несколько месяцев служил стражем в небольшом шахтёрском посёлке на Скале Ворона. Ему, конечно, было очень непривычно среди заснеженных лесов Солстхейма, но нельзя сказать, что эта земля ему не нравилась. Снегопады, бури, длинные полярные ночи, непонятные тёмному эльфу местные жители... Всё это было в новинку данмеру. Тоска постепенно исчезала, и Лларам начинал просто радоваться жизни. Но мирные дни длились недолго... Однажды, вернувшись домой из патруля, данмер обнаружил на столе записку. Прочитав её, он сел на кровать и обхватив голову руками в бессильной злобе. В послании было всего несколько слов:
"Приветствую... Охотник. Пора тебе отправиться в Хуул и повидать нашего общего... знакомого. Аунде не забывает своих врагов.
Подпись: Алери."


Лларам отплыл обратно с первым же кораблём. Два дня пути показались ему вечностью. Снова из-за его столкновений с проклятым вампирским кланом могли погибнуть невинные люди. Чувство бессилия и невозможности что-либо сделать угнетали данмера. В тот момент, когда корабль причалил, тёмный эльф, не дожидаясь, пока перекинут трап, спрыгнул с борта и пустился бежать. Найдя дом Гиласа, он взбежал на крыльцо и осторожно приоткрыл незапертую дверь. Внутри, в полумраке, лежало обескровленное тело дорогого друга. На лице его застыла гримаса удивления и испуга, а в кулаке была зажата записка. Ноги Лларама подкосились, и он опёрся на стену, чтобы не упасть.
- Нет...
В груди его что-то сжалось, и по телу разошлась волна холода. В глазах начало двоиться, и тёмный эльф сел на пол, не в силах больше стоять. Через несколько минут оцепенения он приблизился к Гиласу и трясущимися руками взял записку. Данмер вздохнул и развернул смятый лист бумаги.
"Озеро Фъядлинг, послезавтра вечером. Лодка уже ждёт тебя."
Капитан судна даже не догадывался, кем был тот бледный высший эльф, давший ему авансом кучу денег за перевозку одного-единственного пассажира. И не знал, кто этот странный данмер, который ни разу не сомкнул глаз за всё время пути. Любопытство распирало его, но чувство подозрительности, свойственное всем данмерам, оказалось сильнее. Он чувствовал, что дело нечисто и не хотел вмешиваться.
Вновь оказавшись на острове, Лларам взглянул на солнце. Оно уже миновало зенит, и нужно было спешить на север, к озеру. Через час тёмного эльфа накрыла снежная буря, но он продолжил свой путь. Снег забивался ему под кашюшон, его хлопья больно били по глазам, а ветер пробирал до костей. Солнце скрылось где-то за деревьями как раз в тот самый момент, когда Лларам ступил на лёд озера Фъядлинг.
Ждать ему долго не пришлось. В пелене летящего снега он увидел высокий тёмный силуэт. Перед данмером предстал высший эльф, одетый в богато украшенную мантию. Ветер, казалось, не доставлял ему никаких неудобств.
- Алери?
- Да. Я знаю, что ты хочешь спросить. Я был правой рукой Даунайн Аунде. В тот день, когда ты... сделал то, что сделал, меня не было в Ашмелехе... На горе тебе.
- Как... ты узнал?
- Молва идёт впереди тебя, Лларам-Охотник. Того, кто имеет за собой такую славу, нетрудно найти.
Лицо вампира, до этого не выражавшее абсолютно никаких эмоций, исказилось. Обнажив клыки, он сказал:
- Месть клана настигнет любого. Гилас мёртв, Галур Ритари не вернулся из рейда на Красную Гору. Остался только ты. Настало время платить по счетам, данмер...
Лларам выхватил клинки и бросился вперёд. Вампир сделал несколько пассов руками, вычерчивая в воздухе горящие символы, и прошипел короткое заклинание. На данмера накатилась дикая усталость. Холод стал мучить его ещё сильнее, а руки налились тяжестью. Алери развернулся и отбежал на десяток шагов к середине озера. Лларам изо всех сил пытался не отстать. До ушей эльфа долетели последние слова второго заклинания. На снегу вспыхнул круг, в котором материализовалась фигура в чёрных шипастых доспехах. Дремора. Лларам остановился, глядя на дейдру. Тем временем возник ещё один круг, из которого вышла ещё одна тварь. Дреморы быстро окружили данмера и бросились в атаку. Лларам раскручивал клинки, отбивая удары, а дреморы оттесняли его от вампира. Оглянувшись, данмер увидел большую вымоину с чёрной водой и понял, что дейдры гонят его именно туда. Тут Лларам почувствовал укол в правую ногу. Из неё торчал небольшой дротик. По венам прокатилась волна боли, в глазах запульсировали жилки, а голову словно накрыли мокрым одеялом.
- Это яд, - будто издалека раздался голос Алери, - ты обречён, данмер.
Лларам почувствовал край вымоины. Сильный удар чуть не выбил меч из его руки. Тяжесть становилась всё более изнуряющей. Данмер пропустил выпад в левую ногу и припал на колено. Через секунду второй удар рассёк ему бок.
- Сейчас ты присоединишься к своим друзьям, - торжествующе прошипел Алери, - хотя я дам тебе помучиться, как той несчастной... Сильвии. Так её звали?
Слово "Сильвия" пронзило разум данмера подобно молнии. Это он, это Алери убил её! Красные глаза тёмного эльфа вспыхнули, как пламя Забвения, росчерки клинков слились в серебристое сияние, а преисполненный ярости крик заглушил звон мечей. Удары посыпались на дремор под всеми немыслимыми углами, с невероятной скоростью и силой. Проведя быструю серию, Лларам резко развернулся, ударил дейдру одновременно двумя клинками и выбил чёрный меч из рук демона. Раздался сухой треск пробитых доспехов, и дремора исчёз, вернувшись в свой мир. На лице вампира отразилось удивление. Руки его снова стали плести заклятие. Сердце данмера словно сдавили тиски, но это его не остановило. Лларам увернулся от встречного удара дреморы, перехватил его руку и всадил меч в грудь дейдры. Остался только вампир и тёмный эльф. Алери впервые за долгие годы ощутил страх. Его голос стал дрожать, мешая творить заклинания. Совладав с собой, вампир пустил в сторону данмера череду огненных шаров. Лларам нёсся навстречу Алери, игнорируя боль, раны и ожоги. Ярость не давала ему умереть и гнала навстречу убийце. Клинки пронзили сердце Алери, и вампир рассыпался в прах, который в то же мгновение развеял ветер.
Кровавая пелена спала с глаз Лларама. Он скинул горящий плащ и воткнул мечи в лёд. Чувства снова возвращались к нему, и данмер снова ощущал жуткий холод и боль. Раны его кровоточили, а яд, разлившийся по телу, жёг вены. Лларам покачнулся и опёрся на меч. Силы быстро покидали его. Вдалеке он различал чьи-то голоса, голоса местных жителей-скаалов, привлечённых огненными вспышками. На тёмного эльфа накатила ужасная боль, и он упал. Судороги проносились по его телу, а лицо исказила гримаса агонии. На секунду боль отступила, и Лларам слабо улыбнулся.
- Я иду к тебе, Сильвия... - прошептал он и закрыл глаза.
Путь Охотника, великого странника Востока, завершился.

 

(с) KeeperJunior

 

Разное

   •  Игры серии TES

   •  Форум

   •  Плагины

   •  Творчество

   •  Галерея

   •  Коллеги

   •  О сайте


 

Наш проект:

RPG-Portal - сайт о лучших ролевых играх!

 

Создание сайта:

www.anantaweb.ru

 

© 2005-2012, Копирование и/или распространение материалов разрешено, при указании прямой ссылки на сайт.

Разработка сайта: www.anantaweb.ru

Поиск по сайту: