В Империи:    

TES 5: Skyrim      TES 4: Oblivion      TES 3: Morrowind      Форум      Плагины      Галерея

TES 5: Skyrim

TES 4: Oblivion

TES 3: Morrowind

 

Яндекс цитирования

 

Что-то магическое

 

Киперу Джуниору, моему другу и однодумцу посвящается...

 

До сих пор удивляюсь: как я, бедный
сирота из Молаг Мар попал в самую
гущу интриг, тайн и опасностей?!
Наверное, это и называют Судьбой те,
кто проклинает и благословляет ее...
но мне не за что укорять ни созвездие,
под которым я был рожден, ни время, в
которое я жил, ни даже тех, кто тогда
окружал меня. Ведь я был всего лишь
маленькой пешкой, благодарной уже за то,
что ей позволили просто немного поиграть...

 

Из мемуаров Бандена Индариса

 

 

 

На улице завывал бешеный ветер, но под панцирем было тепло и уютно. Непогоду данмеры всегда переживали спокойно - стойкие эльфы в стойких жилищах. Признаться, было что-то зачаровывающее в этих напевах пепельной бури, что-то, заставлявшее каждого редоранца мечтательно смотреть в огонь домашнего очага или сладко подремывать над книгой. Колыбельная Красной Горы...
Банден улыбнулся этой мысли и лениво потянулся в своем кресле. Время в поместье Индарис шло особенно медленно, когда его накрывал очередной вал горячего пепла из недр Дагот Ура. Да, спешить было некуда, тем более - такому хронически одинокому существу, как Банден Индарис. Дом серджо Индариса был так же пуст и скучен, как его жизнь - жизнь отшельника на обочине торгового пути. Бесконечные караваны, торговцы, похожие один на другого - похожие один на другой бесконечные дни. Конечно, как брат дома, Банден иногда выбирался в столицу, чтобы принять молчаливое участие в очередном заседании Совета Редоран, но и там он был лишь частью пышной декорации к чужому спектаклю. Впрочем, к своей судьбе Индарис относился по-философски, а одиночество списывал на счет своей внешности - ну кому мог понравиться долговязый парень с худющим скуластым лицом и большими торчащими ушами? Никому? Ну и ладно! Слишком он горд, чтобы о чем-то просить других. И Банден снова улыбнулся, довольный собой. В этот момент в дверях показалась припухшая физиономия гетмана:
- Вы не спите, серджо?
- Нет еще, Гальс. Что тебе надо?
Гетман кашлянул - пепельная астма давала о себе знать.
- Караванщики из Маар Ган попросили у нас убежища от бури. Десятка два груженных гуаров и четыре погонщика.
- И что? Это разве в первый раз случилось? Или я лично должен этих торговцев кормить и спать укладывать?
Гальс снова кашлянул. Похоже, старик был смущен:
- Не знаю, говорить ли вам, серджо, или подождать до утра...
- Ну, говори уже, если начал!
- С караваном шел один паломник, и он не добрался до Бал Исра. Наверное, отбился и потерялся где-нибудь на дороге. Видимость в горах очень плохая...
Банден выругался сквозь зубы. Какой-нибудь тупой аргонианин, ходивший в Гнизис поглазеть на маску Вивека! Теперь, небось, бродит среди валунов, гнусный ящер, а тут все должны с ног сбиваться, и искать его!
- Можно подождать, пока буря закончится, - предложил Гальс, - не исключено, что паломник и сам сумеет добраться до Бал Исра.
Индарис покачал головой. Судя по всему, буря затянется дня на четыре, ни одно существо не сможет выжить в этих условиях без надлежащего снаряжения. АЛЬМСИВИ! Придется-таки идти на поиски этого дурня! Конечно, один жалкий паломник не стоит таких усилий, но раз уж он потерялся возле самого поместья Индарис, нельзя было допустить его гибели.
Одевая костяной гах-джуланский доспех, Банден заметил, что тот едва налезает. Неужели он так раздался от этой скучной неподвижной жизни? Хозяин Бал Исра со вздохом нахлобучил на голову широкий приплюснутый на макушке шлем наблюдателя, и вышел во двор. Ветер с Проклятой Горы немного стих, и сквозь поток серых хлопьев можно было даже разглядеть клочки черного неба, усеянного звездами. Все звуки дрожали и повисали в воздухе - значит, ураган уже собирался с силами, чтобы обрушится на долину с удвоенной яростью. Надо было спешить.
Если паломник выжил после первой атаки урагана, он мог найти укрытие только в нескольких местах округи Бал Исра - и все их Индарис отлично знал. Не стоило даже брать с собой сопровождение, да и от фонаря Банден отказался. Достаточно было слабого заклинания "кошачьего глаза", чтобы все вокруг засветилось зеленоватым светом. Свежий слой пепла мерцал и расползался под ногами, но данмер уверенно шел вперед, не сбавляя скорости.
Так... три валуна у самой дороги... Нет, никого нет...
Крутой выступ горы, покрытой почерневшим кустарником. Там вроде было удобное углубление... Хм, пусто...
Пологий склон и небольшая гряда... И здесь ничего!
Где же скампы его носят, этого паломника?! Индарис внимательно огляделся, надеясь заметить любые признаки жизни, хоть какое-то шевеление во тьме. Там, неподалеку - это не фигурка одинокого путника? Или это причудливый серый камень? Банден быстрым шагом направился к смутно очерченному силуэту... Пшшшш! С шипением и свистом огненный шар пронесся прямо над его головой, заставив инстинктивно отпрянуть. Во имя Трибунала, что тут творится??? Даже отшатнувшись, Банден все-таки "поймал" следующий огненный шар. Левая рука ниже локтя вспыхнула, и, если бы не перчатка, пламя разъело бы тело до кости. Данмер почти машинально сбил с себя огонь и выхватил клинок. Одного взгляда на открывшуюся картину было достаточно, чтобы оценить происходящее: пепельный упырь как раз гипнотизировал свою жертву, когда его прервали. Полуживой паломник валялся на земле в десятке шагов от Индариса, мерзкое творение Дагот стояло тут же, готовое наброситься на незваного гостя...
Не раздумывая, Банден набросился на врага, и тут случилось самое неприятное: действие "кошачьего глаза" закончилось, долина погрузилась в темноту. Биться вслепую с ловким и агрессивным противником - нелегкое дело, а если учесть, что упырь хорошо его видит... Банден наугад делал взмахи мечом, но достать чудовище было невозможно.
- Подойди ко мне, тварь! - крикнул данмер, нанося удар за ударом пустому пространству. Слезы ярости навернулись ему на глаза.
Казалось, пепельный упырь просто развлекался, кружась возле своего ослепленного врага - но произнести новое заклинание было просто некогда. Время шло, Индарис уже начал задыхаться от усталости, обожженная рука зудела невыносимо. Наконец, в очередной раз распоров со свистом воздух, Банден потерял равновесие и упал на одно колено. Душная, зловонная тьма заключила его в свои горячие объятья...
Вспышка света! Бело-золотая зарница встала над долиной, на несколько мгновений осветив поле боя - магия пронзила изнемогшее тело данмера, заставила его содрогнуться в последнем порыве. Сбрасывая с себя тело упыря, Индарис, почти уже не сознавая того, вонзил клинок ему в грудь. Затем окружающий мир вновь ушел во мрак...

 

 

 

* * * *

 

- Как вы себя чувствуете, Рейнель? Вас ведь так зовут?
Девушка приоткрыла глаза и едва заметно кивнула. Она выглядела больной, но вовсе не умирающей. Даже немного улыбалась.
"Разжижение мозга" - таков был вердикт Надуса, исполнявшего обязанности лекаря в поместье Индарис. Наверное, в Гнизисе несчастную паломницу укусила больная крыса - места там и правда были нечистые, шахтерский город, как никак. Неудивительно, что девчушка потеряла ориентацию и отстала от своего каравана, ведь у нее уже началась лихорадка, еще немного - и она совсем бы ума лишилась... если, конечно, ее не прикончил бы проклятый упырь. Хорошо еще, что тот путешественник подоспел вовремя, иначе им обоим пришел бы конец. Куда, кстати, он направлялся?
- Я даже не разглядел его толком, - вздохнул Гальс, - когда он привел вас и эту бедняжку в Бал Исру.
- Да я сам помню все смутно. Кажется, я был почти без сознания.
- Угу, здорово вам тогда досталось. А тот парень, сдается мне, был эшлендером - он что-то о шаманках говорил и об Уршиллаку.
- Чужеземец иной расы - и вдруг эшлендер? Впервые о таком слышу! Ну да ладно, в наше время ничему уже удивляться нельзя... Ты хоть заплатил ему за помощь?
- Он отказался брать деньги. Принял только бутылку флинна да пару лепешек на дорогу.
- Ну и ладно. - Банден закусил губу и погладил свою перевязанную руку. Она горела, будто в огне. Вот неприятная же ему осталась память о ночном приключении! Впрочем, паломница была спасена - а это главное. Пару дней отлежится - и будет здоровее алита. Банден то и дело заглядывал в барак, чтобы справиться о ее здоровье, даже принес немного запеченного батата, здраво рассудив, что одними микстурами жив не будешь. Ее улыбка была лучшей наградой за заботу.
- Вы так добры ко мне, серджо Индарис! А я даже не знаю, чем заслужила ваше внимание!
В ответ на такие слова, Банден пустился в путаные объяснения своей политики относительно караванщиков и торговцев, попавших под защиту Дома Редоран. Девушка слушала его с широко открытыми глазами, то и дело кивая своей огненно-красной головкой.
- Как хорошо, все-таки, что я не дал тому упырю убить ее!
Гетман Гальс расплывался в широкой улыбке каждый раз, когда его хозяин заводил речь о прелестной паломнице. Нет, она совсем не была красива, но черты лица девушки оказались настолько тонкими и изящными, что ни у кого не могло возникнуть сомнений - она аристократка. Порода чувствовалась в ней сразу. Маленький аметист в виде капельки, вживленный в кожу лба, подчеркивал благородство происхождения Рейнель - то был "третий глаз", принятый у знатных вельмож, наделенных магическими способностями.
- Я действительно состою в Гильдии Магов! - призналась девушка за ужином, - До недавних пор обучалась мистицизму в Кальдерре, но некоторые личные проблемы заставили меня искать вдохновение в религии. Я предприняла Паломничество Семи Добродетелей, и Гнизис был последним пунктом моего путешествия. Как ужасно было бы, если б оно так и не закончилось!
Банден согласился. Сидящая рядом с ним Рейнель в подаренном ей шелковом платье смотрелась просто роскошно - и... скромно одновременно. Удивительное, необъяснимое сочетание открытости и загадочности! Индарис мог бы любоваться ею целую вечность... Но девушка, что-то беспечно щебетавшая, внезапно замолчала и вскочила со своего места. Ее взгляд, полный сострадания, был прикован к перевязанной руке Бандена:
- Это из-за меня, да? О, я никогда себе не прощу!
Какое неописуемое блаженство - чувствовать легкие прикосновения маленьких пальчиков Рейнель и представлять себе, что она может так нежно поглаживать не только израненную руку, но и его лицо, и грудь... Это было странное, необъяснимое ощущение, и Банден, всегда стеснявшийся чего-то подобного, на сей раз, с упоением предавался своим фантазиям. Несколько вечеров подряд девушка садилась возле него, обмакивала его обожженную руку в целебный раствор, затем аккуратно бинтовала, приговаривая что-то ласковым полушепотом. А позже - прощалась, уходя в уступленную хозяином комнату. Индарису оставалось лишь топтаться в нерешительности возле закрытой двери - он никак не мог заставить себя постучать в нее.

 

* * * *

 

- Проклятье! Я чувствовал, что это может случиться!
Банден ударил себя по лбу и швырнул листок в камин. Сказать, что он был расстроен, означало бы - не сказать ничего.
- Немедленно, сию же минуту я собираюсь в Альд`рун!
Слуги обступили его со всех сторон, чтобы успокоить, а заодно узнать, что же все-таки произошло, но серджо Индарис все никак не мог прийти в себя. Он бегал по дому, собираясь в дорогу, и отмахивался от всех вопросов.
- Если вы намерены тотчас отправиться в столицу, умоляю, позвольте хотя бы мне сопровождать вас! - восклицала Рейнель, протягивая к нему руки. Банден взял одну из этих тонких ладоней и поцеловал. Наверное, стоило взять ее с собой. Удивительным образом присутствие девушки его успокаивало... И потом - она уже совсем оправилась от болезни, так что, вполне могла поехать с ним в Альд`рун.
- Как раз будет возможность навестить местную Гильдию Магов, - улыбнулась Рейнель, садясь на гуара, - Я там, кажется, целую вечность не бывала!
Долгое время молодые данмеры ехали молча, погруженные каждый в свои мысли. Наконец, Банден спросил:
- Ты же редоранка, значит родилась в Альд`руне? Помнится, я что-то об этом слышал.
- Да. Но выросла в Вивеке, в округе святого Олмса. Моей матерью была знатная редоранская дама, а вот отца своего я не знаю. Мне всегда казалось, что с его именем связана какая-то страшная тайна... До сих пор сомневаюсь, что мать назвала бы его даже под пытками!
- А как звалась ваша матушка?
- Нельвили Сарен. Ее имя было проклято родными, никто из них не пускал нас и на порог.
- Тяжелая, наверное, была жизнь! - сочувственно вздохнул Индарис.
- О, это все уже в прошлом! Конечно, иногда на меня накатывает тоска, и я воображаю себя высокородной дворянкой, танцующей на балу или заседающей в Совете, ловящей на себе восхищенные взгляды мужчин и завистливые взгляды женщин... Но на самом-то деле, я всего лишь маг, целительница из Гильдии. И обычно, меня это вполне удовлетворяет!
Рейнель кивнула головой, блестящие заколки в ее волосах вспыхнули на солнце, как зеленые огоньки. Незаметно для себя, Банден совсем расслабился, любуясь грациозными и ловкими движениями девушки. Да, она действительно могла бы стать украшением любого светского раута: все-таки, Рейнель - отпрыск влиятельной и древней семьи Сарен, хоть и незаконнорожденный. А впрочем... стоило разузнать хорошенько о судьбе ее матери. Возможно, девушка была куда как родовитее, чем ей самой казалось.
Индарис хорошо знал, у кого можно выудить подобную информацию - у Атина Сарети. Если уж его наставник ничего об этом не знал, то не знал никто - в этом Банден был совершенно уверен.
Но...
На Сарети вчера было совершено очередное покушение. Что с ним теперь? Об этом можно было только догадываться.
"Надежда Редорана", как прозвали Атина, был удивительно крепким и живучим данмером. На памяти Бандена он пережил, по крайней мере, три серьезных нападения, каждый раз находился на волосок от смерти - и каждый раз каким-то чудом избегал гибели. Взять хотя бы ту историю с подрытой дорогой! Сарети тогда отправился в Вивек на силт страйдере - и что же? Перевозящая его блоха провалилась в здоровенную яму, переломав свои конечности, а сам Атин, сидевший в паланкине, обрушился с огромной высоты. Как только он не свернул себе шею? В другой раз, прямо во время торжественного приема, убийца, переодетый эшлендером, подлил в чашу Советника кислоты. Хорошо еще, что Неминда успела это заметить и выплеснуть отраву прямо в лицо преступнику! Он оказался агентом Шестого Дома... А потом тот случай на охоте...
Сарети редко покидал поместье, он был слишком занят перепиской и составлением новых законов. Так неужели же убийцы обнаглели настолько, что вломились прямо в его жилище? Какие страшные времена настали!
- О чем вы задумались, Банден? - в голосе Рейнель неожиданно прозвучали нотки ревности, - О прекрасных дамах Альд`руна?
- Не исключено...
Пусть она думает, что его больше ничто не заботит, решил Индарис. Зачем заражать славную невинную девушку своими подозрениями?
- Тогда воспряньте духом! Я уже вижу сторожевые башни города!
Банден и его спутница подстегнули гуаров, а те, предчувствуя сытное угощение и отдых в теплых стойлах, покорно припустили рысцой.
Альд`рун торжественно встретил путешественников и принял под свою защиту. Не так давно этот город был обычной крепостью, затерянной среди пепла и опаленных скал Вварденфелла: десяток домишек-раковин, сторожевые башни и опоясывающие поселение мощные стены. Ничем, решительно ничем эта крепостица не отличалась от Бал Исра или Маар Ган. Но примерно двенадцать лет тому молодой Архимастер Болвин Веним велел перенести столицу Дома с материка, где их постоянно теснили Индорилы и Хлаалу - на остров. Да этому, собственно, было немало и других причин - хотя бы близость Альд`руна к Красной Горе и Призрачным Вратам - месту, где постоянно находилась большая часть редоранских воинов, призванных помогать Трибуналу. Веним заключил договор с Хлаалу, по которому земли, оставшиеся на материке отходили им, а взамен Редоран получал в свое полное распоряжение крепость Молаг Мар со всем массивом Молаг Амур в придачу, а также часть цветущего Западного Нагорья - с условием, что никто не станет основывать там новых поселений. Это было не совсем справедливо, но на тот момент другого выхода Архимастер не нашел. По его распоряжению все советники Дома с чадами и домочадцами перебрались в новую столицу, где для них был создан целый Район Поместий - под панцирем огромного доисторического краба. Конечно, такой резкий приток новых поселенцев потребовал немедленного расширения границ Альд`руна, и город начал расползаться во все стороны быстрее, чем Совет успевал создать для него укрепления. Постоянные перемены в ее судьбе придали столице весьма причудливый облик - больше всего, по мнению Бандена, Альд`рун напоминал слоеный пирог, где каждый следующий уровень был отделен от предыдущего широкими пролетами лестниц и обломками полуразрушенных, а порой и просто недостроенных стен. Наружная цепь укреплений тоже не была закончена: мощные грозные валы, идущие с юга, обрывались возле порта силт страйдеров, оставляя в себе зияющую брешь.
- Говорят, через эти провалы в стене, ночами в Нижний Город забредают голодные никсы!
- Какой ужас! - содрогнулась Рейнель, - Что же, советникам нет дела до того, что Альд`рун так слабо защищен?
- Мы постоянно воюем, и в городе живут лишь иноземцы, женщины да дети. Есть регулярная стража, но они патрулируют округ, им не до того, чтобы латать дыры в стене.
- А как же наемные рабочие?
- Так ведь нам нечем платить! Разве только они примут вместо монет пепел с Красной Горы! Вот его-то у нас - хоть лопатой греби, в отличие от денег.
Девушка взглянула на Бандена с легким недоумением:
- Вы... то есть, мы действительно так бедны?
- Конечно, ни один редоранец не признается в этом прямо. Но война уже давно не приносит хороших денег - только раны, боль и смерть. Сейчас, когда враждебный Шестой Дом воспрянул, все стало еще хуже. Намного хуже. Наши солдаты гибнут сотнями каждый день, оставляя после себя безутешных вдов и голодных детей. Если бы не Веним и его договор с Хлаалу, мы давно были бы разорены.
Да, Болвин Веним был неоднозначной фигурой в истории Дома: гордый, бесстрашный, рассчетливый, каким и должен быть истинный редоранец - но при этом жестокий, алчный и эгоистичный. "Что хорошо для меня, то хорошо для Дома" - не раз говаривал Архимастер. Многие соглашались с этим, а многие - спорили, и среди самых заклятых врагов Венима числился сам "Надежда Редорана", чье мировоззрение было прямо противоположным. "Добрые к Дому - добры ко мне". На этой почве у Советников постоянно случались стычки, и Архимастер не раз открыто угрожал Сарети... Мог ли и он приложить руку к заговору против Атина? Мог, но это было не в стиле Венима - тот, скорее всего, вызвал бы соперника на поединок. Кто же тогда? Индарис в недоумении покачал головой и причмокнул губами, остановив гуара у входа в Гильдию Магов.
- Думаю, ваши коллеги позволят вам остаться на ночь у них? - спросил он у спутницы.
- Несомненно! Хотя, не исключено, что я попрошу их телепортировать меня в Кальдерру, там, наверное, все уже давно беспокоятся из-за моего долгого отсутствия! - улыбнулась Рейнель, а затем поспешно добавила - Не волнуйтесь, к утру я обязательно вернусь!
Банден с сожалением отпустил от себя девушку. Почему ему показалось, что она ведет себя странно? Когда они прощались, Индарис попытался заглянуть в ее глаза, но Рейнель быстро отвернулась... Он проводил девушку взглядом, борясь с желанием остановить ее и сказать что-нибудь... неважно, что, лишь бы она поняла его чувства... в которых и самому-то было сложно разобраться. Это, наверное, тоска? Влюбленность? Жажда избавиться от ненавистного одиночества? Или нечто большее? Как странно: Банден всегда мечтал встретить такую женщину, а теперь, когда она все-таки пришла - он оказался просто не готов к этому...

 

* * * *

 

В противовес всем представлениям чужеземцев о Скаре, гордо возвышавшемся надо всем городом, Район Поместий никак нельзя было назвать удобным и приятным местом для жизни - по крайней мере, его центральную часть. Затхлый, влажный воздух, смешение всевозможных ароматов, старейшие из которых держались здесь, наверное, целое десятилетие - вот чем встречал Скар приезжих, рискнувших войти в исполинский крабовый панцирь через одни -единственные маленькие ворота. Дыхание ветра в мрачном темном холле было настолько слабым, что торговавшие сувенирами бедняки, толпившиеся здесь с утра до вечера, поголовно страдали от всевозможных легочных болезней. Не многим лучше было и аптекарям, портным, зачаровывателям, чьи небольшие лавочки врастали прямо в толстые стенки доисторического панциря.
Зато от роскошных поместий, вырытых глубоко под землей Скара, к поверхности тянулось множество узких шахт, благодаря которым в домах знати и в Залах Совета было всегда сухо, свежо и даже немного прохладно. Большая часть Советников проживала именно здесь, и каждое из поместий считалось своего рода произведением искусства. Жилище семьи Сарети было, пожалуй, самым скромным во всем Районе, но, несмотря на это, украшенные узорной плиткой стены и высокие, похожие на купола своды могли бы послужить образцом мастерства редоранских зодчих. Сегодня, правда, рассматривать убранство поместья было некогда, ведь Индарис искал его хозяина.
- Серджо Атина нет. - Сообщил ему один из стражей.- Он на заседании Совета.
- Значит, ваш мастер жив! А где Молодой хозяин?
- Варвур Сарети в городе, сегодня сын Советника даже не ночевал дома.
- Он хотя бы знает, что его отца собирались убить?!
- Конечно. Но серджо Варвур не придал этому никакого значения. Совершенно избалованный мальчишка - простите за откровенность, господин Индарис!
Холл Совета Банден обнаружил пустующим. Неминда встретила его только в центральном зале - она стояла на одной из высоких галерей, у лестницы, внимательно прислушиваясь к спорам советников, заседавших внизу. Мастер Тренировок, Инструктор, Дрессировщица... К ней обращались по-разному, иногда - со страхом, иногда - с восхищением, но это не имело для нее значения. Темнолицая, красивая редгардка с целой копной густых, непослушных волос... и таким же упрямым характером. Даже сейчас, много лет спустя, Банден подходил к ней с некоторой опаской: слишком хорошо он помнил, как эта женщина безбожно его муштровала, пинками заставляя подниматься с земли, если он садился в изнеможении. А вот сама Неминда, похоже, давно об этом позабыла
- Рада видеть тебя, дорогой ученик! - приветствовала она гостя. Сияющая улыбка не оставляла сомнений в ее искренности.
- Подсматриваешь за Советом?
- Скорее присматриваю. Как заправская нянька. Мало ли что они еще учудят?
- Я приехал из-за серджо Атина.
- Догадываюсь. Нехорошая вышла история - правда, со счастливым концом. К Сарети снова подослали убийцу из Моранг Тонг.
- Он напал прямо здесь, в Зале Совета?
- Нет, конечно же, нет! Ха! Разве я позволила бы ему хоть пальцем коснуться господина Атина, лучшего друга моего отца? Прежде негодяю пришлось бы переступить через мое бездыханное тело - но меня бы он не одолел, могу поклясться!
- Не сомневаюсь, - засмеялся Банден, - ты бы ему голову открутила безо всякого оружия. Или проткнула бы ложкой живот. Или спустила бы с лестницы, - добавил он, невольно потирая затылок.
Да, был раз случай: Неминда, сильно разозлившись, подхватила его самого точно перышко, и отшвырнула так, что он влетел головой в стену. С тех пор желания спорить с ней у Бандена никогда не появлялось.
- Убийца напал на Атина ночью, когда тот лежал в постели. Их обычный приемчик - зарезать жертву во сне. Трусы!
- Но у злодея ничего не вышло... Почему?
- Он же не мог подумать, что наш Советник только-только задремал? Мало кто работает до четвертого часа ночи, а вот Сарети - да. Его сон был недостаточно крепким: Атин услыхав шорох, вскочил, и вместо горла своей жертвы убийца вспорол подушку! На помощь хозяину прибежал один из стражей - где он только раньше болтался? - завязалась драка, и преступник был убит. Теперь мы уже не узнаем, кто его послал.
- А сам Советник?
- Отделался ушибами и неглубокой раной на бедре. Ничего страшного, хотя сегодня по лестнице он спустился с большим трудом. Собственно, я для того здесь и торчу битый час - чтобы помочь ему подняться обратно, когда заседание окончится.
- Я-то вообразил, что ты интересуешься политикой!
- Вот уж нет! Мне приятнее было бы пасти шалков, чем слушать болтовню Отцов нашего Дома. И как только серджо Сарети выносит эти бесконечные переливания из пустого в порожнее?!
"Да он ведь и сам большой мастер трепать языком", - подумал про себя Банден, прислушиваясь к шуму, доносившемуся из Зала Совета. Похоже, жаркий спор советников грозил перерасти в потасовку. Мивану Ретеран, секретарь заседания, едва успевала записывать за возбужденными Отцами Дома их речи - а они-то лились бурным потоком, смывающим всякую здравую мысль. Кажется, дело касалось имперских налогов.
- Послушай, Неминда... Ты любила когда-нибудь?
Вопрос вырвался у Бандена совершенно неожиданно.
- Ну... да. А почему ты спросил?
- Я ощущаю что-то странное. Что-то, чему нет названия...
- Магическое? То есть, я имею в виду - это чувство похоже на магию?
- Пожалуй, так. Словно я попал под чье-то неведомое влияние, мощное заклинание иллюзии.
Неминда вздохнула, глядя куда-то вдаль, а Банден почему-то вспомнил незамысловатые слова популярной когда-то песенки:
Из всего цветника Торис выбрал тебя,
И к груди приколол, словно белую лилию.
Но ведь ты не цветок, да и он не дитя...
Это был только сон, иль вы вправду любили?
Яркая, сильная женщина тридцати пяти лет - почему она до сих пор одинока? Может быть, дело все в той же странной магии, закрывшей ее сердце на крепкий замок?
- Наверное, это действительно волшебство... не знаю. Но вот, пожалуй, первый вопрос, на который я не могу дать ответ, мой ученик.
И мастер Тренировок сняла с шеи небольшой амулет в виде глаза хаджиита, подав его Бандену:
- Когда-то я купила его в Гильдии. Там сказали, что он зачарован на отражение самых сильных заклинаний. Мне он не помог... Вдруг, поможет тебе? Отразить любовь и что-то магическое...
А в следующее мгновение Неминда была уже в зале и помогала Атину Сарети подняться с кресла. Прекрасная женщина - или просто верная прислужница?
- О, это ты, Банден! Рад тебя видеть, сынок! - Советник шел к нему прихрамывая, опираясь на трость, но выглядел как всегда бодрым и полным сил.
Они обнялись, и Индарис почувствовал странное покалывание - как будто его прижали к какому-то холодному ребристому камню.
- Да, пришлось одеть хитиновую кирасу, - признался Атин, - и наручи, чтобы голову прикрыть... если в нее полетят гнилые бататы.
- Что? Такое тоже может случиться?
- Легко! После тех законов, что приняли сегодня Отцы Дома, я не советую кому-то из них появляться без охраны на улице! Впрочем, сам-то я с удовольствием прогулялся бы. Хочется, видишь ли, подышать свежим воздухом.
- А ваши раны, серджо Сарети?! - запротестовала Неминда.
- Ну, вот еще! Чем меньше я буду уделять им внимания, тем скорее заживут. Хотя, все равно, спасибо за твою заботу, милое дитя!
Атин ласково коснулся щеки редгардки. Когда-то, очень давно, ее прабабка, Шарди, научила юного Сарети сражаться и побеждать. Тогда Атин отстоял свое положение в Совете, убив в поединке кузена Андаса, бесстыдно захватившего власть. Никто, кроме друзей, приехавших за ним из Хаммерфелла, не поддержал Атина в то далекое время... Теперь все было по-иному, все знали и почитали Надежду Редорана - но он, памятуя перенесенные горести, по-прежнему был очень привязан к редгардам, охотно принимая их в Дом. Именно Сарети настоял на том, чтобы Неминде дали пост Мастера Тренировок в Альд`руне.
- Она великолепный Инструктор, согласись! - заметил Атин, покидая вместе с Банденом холл Совета, - Не знаю, что бы мы без нее делали. Последнее поколение редоранцев очень обязано ей своим мастерством. А ведь сейчас нам особенно нужны сильные воины. Близятся тяжелые времена... Мы окружены врагами.
- Другие дома?
- Хлаалу пытаются оттеснить нас от доходной добычи эбонита. Если им это удастся, последствия будут хотя и не катастрофическими, но весьма неприятными. Правда, Хлаалу всегда согласны нанять нас за звонкую монету - чтобы расхлебать заваренную ими кашу. Но все равно, с этой стороны нас может ждать жестокий удар, ведь Империя всегда щедрее к тем, кто лижет ей руки - а Редоран, в отличие от Хлаалу, от этого пока воздерживается.
- Телванни?
- Там все еще сложнее. Мы им просто бесполезны, а значит, случись что, они радехоньки будут нашему исчезновению. Некоторое время я вел переписку с одним из их Лорд Магов - Арионом. Даже несмотря на то, что он далеко не такой безумец, как другие Телванни, Арион кажется мне весьма опасным существом. Говорят, он пришел в ярость, когда узнал, что мы построили новую крепость в Бал Исра.
- Мою крепость?
- Да. Не удивлюсь, если узнаю, что он хочет уничтожить или захватить ее, как недавно Вос.
- Но ведь Арион очень помог нам тем, что покорил это поселение Хлаалу, а заодно и имперский форт!
- Поверь, мне стоило немалого труда убедить его сделать это!
Значит, глухие слухи, ходившие в Альд`руне, правдивы - именно Атин склонил чародея к нападению на Вос, убив одним выстрелом двух скрибов. Он ненадолго отвлек Телванни от поползновений на территорию редоранцев и уничтожил руками врагов незаконный оплот Хлаалу, обнаглевших настолько, чтобы построить город так далеко на севере. Ничего не скажешь - Сарети был ловким политиком.
- Однако, несмотря на то, что Телванни ведут себя агрессивно, - продолжал Советник, - они палец о палец не ударят, чтобы уничтожить нас...
- Что же тогда?
- Пока я не могу даже определить это... Но явственно ощущаю приближение сильного урагана... Что-то страшное витает в воздухе!
И в то же мгновение в каком-нибудь шаге от Атина с треском пронесся синий шар Морозного Удара...

 

* * * *

 

Банден возбужденно мерил шагами комнату, его наставник сидел тут же, среди подушек, по старой походной привычке. Сосуд с шейном, стоявший на столе, был уже наполовину опустошен.
- Что мы будем делать?
- Пока не придумал. Но, похоже, за меня решили взяться всерьез, - откликнулся Сарети, - раз не боятся атаковать среди белого дня на многолюдной улице.
- Свидетелей уже опросили?
- Да, но они оказались слишком напуганными, чтобы что-то толком разглядеть. Кроме магической вспышки, конечно.
Индарис снова попытался воскресить в памяти события вчерашнего вечера. Они с Советником прогуливались в Среднем Городе, где в это время толпилось великое множество горожан и всевозможных торговцев. Просто чудо, что шар Морозного Удара никого не зацепил - и это в самой-то гуще народу! Сам Банден не успел заметить, откуда он был пущен, но некоторые утверждали, что вспышку заметили возле одного из небольших домишек - вот и все. Никаких намеков на то, кем был неудачливый ассасин, так и не сделавший второй попытки пустить смертельный синий шар.
- Убийцу надо непременно изловить!
- Как ты предлагаешь это сделать? Не задерживать же всех подряд, у кого есть магические способности?
- А это идея! - заметил Банден, улыбнувшись впервые за долгое время, - Особенно если арестовывать только красивых женщин с драгоценными каменьями во лбу!
Рейнель... Где теперь она? Индарис так и не пришел за ней утром, как обещал, а ведь она, наверное, ждала его. Возможно, девушка решила, что он просто бросил ее? Банден вздохнул, глядя на Атина Сарети. Покинуть своего наставника в опасности, и разыскать возлюбленную? Или, наоборот, пожертвовать чувством к замечательной девушке ради верности Советнику, считай - отцу? Чем дальше, тем больше он запутывался в отношениях со всем миром. Ему было всего девять лет, когда его отца убили в очередной стычке на Красной Горе. Мать Банден потерял еще раньше - та умерла от моровой болезни, принесенной ветром откуда-то с мрачных скал Молаг Амура. Поскольку Индарисы были дворянами, хотя и бедными, их малолетний сын немедленно попал под опеку господина Южного Нагорья. Наверное, любой другой Советник ограничился бы тем, что заплатил за учебу сироты или отдал его в имперский приют. Но Атин Сарети забрал мальчика к себе и воспитал вместе с собственным сыном. Правда, названные братья так никогда и не сдружились по-настоящему, слишком уж разными они оказались - впрочем, и конфликтов у молодых людей, живших в своих совершенно разных мирах, никогда не было. Да и отец любил их одинаково. Или только делал вид, что одинаково? В глубину блестящих глаз Атина Сарети не мог проникнуть ни один пытливый взгляд, Советник никогда не раскрывался даже для самых близких ему существ. Вот сейчас, дважды пережив смертельную опасность, он выглядел совершенно спокойным и немного расслабленным. Чего нельзя было сказать об Индарисе, не находившем себе места.
- Может, стоит попросить Неминду о дополнительной охране для вашего поместья?
- Ох, здесь и так толкотня, как на рынке! Я уже забыл, когда в последний раз оставался в одиночестве... того и гляди, в постель ко мне стражников класть начнут! И ведь проку от них все равно никакого...
- А если применить что-нибудь магическое? Заклинание или вроде того?
- Не знаю... не очень-то я верю в подобные вещи...
- Мне как раз надо побывать в Гильдии Магов. Я оставил там одну славную девушку, пообещав вернуться. Повидаю ее, а заодно и расспрошу об их волшебных фокусах.
- Что еще за девушка?
- Паломница, которую я спас. Рейнель Сарен.
- Странное имя...
- Это дочь Нельвили Сарен.
- Никогда не слыхал, чтобы у Нелвили были дети... Впрочем, я не видел ее очень давно, с тех самых пор, как она уехала из Альд`руна.
- Отчего она уехала?
- Были у нее какие-то сердечные дела с Хлареном Рамораном. Теперь-то он Советник, а тогда был просто влюбчивым мальчишкой. - Атин тихонько хихикнул, - Ну и досталось же ему, когда все раскрылось! Наверное, до сих пор вспоминает, бедняга...
Значит, отцом Рейнель мог оказаться сам Хларен Раморан - один из самых уважаемых Отцов Дома? Признаться, Банден никак не ожидал такого поворота, и тем приятнее он был. Входя в просторный зал Гильдии Магов, он мысленно представлял себе, как милая Рейнель обрадуется, когда услышит от него такие вести... но почему-то нигде в Гильдии следов девушки не обнаружилось.
- Послушай, друг, ты не видал Рейнель Сарен? - спросил озадаченный Индарис у толстощекого бретона, торговавшего в холле заклинаниями.
- Какой еще Рейнель?
- Той прелестной девушки с аметистом во лбу... которая вчера приехала вместе со мной! Она телепортировалась в Кальдерру?
- Нет. Вовсе нет. Купила пару зачарованных колец и ушла. Вчера еще.
- Когда??
Банден не верил своим ушам. Неужели она заблудилась в городе, и никто не указал ей дорогу? Редоранцы были не слишком-то приветливы с чужаками, но помочь путнику найти Гильдию или таверну никто бы не отказался. Так куда же могла податься юная паломница? Пожалуй, только в храм.
Девушка и вправду нашлась там - стояла на коленях у алтаря св. Рориса, погруженная не то в молитвы, не то в мечты. Ее голова низко клонилась, огненно-рыжие волосы почти касались каменного пола - почему-то именно сейчас она показалась Бандену особенно прекрасной.
- Рейнель! - он положил руку на плечо молящейся, и та не оттолкнула его.
- Почему вы не в Кальдерре, Рейнель?
- Я не смогла заставить себя вернуться туда! Мое место здесь, подле вас... я вас не покину до самой смерти!
У Бандена перехватило дух от такого признания. Неужели же, АЛЬМСИВИ, счастье, наконец, улыбнулось ему? Накануне ночью он, охраняя сон Советника, вспоминал все, что было связано с Рейнель - как она появилась в его доме, как ухаживала за раненой рукой, как они гуляли среди скал. Почему-то с каждой минутой девушка казалась ему все более близкой и понятной - словно он знал ее много-много лет, с самого детства. Ее улыбка, легкий поворот головы, каждое сказанное ею слово - все было таким родным, таким знакомым! От нее веяло теплом... или чем-то магическим? Банден вздохнул, прижав девушку к сердцу:
- Я тоже вас не оставлю, Рейнель! И у меня есть важные новости. Важные для вас и для меня...
- Тогда давайте прогуляемся за город? Наши гуары, верно, заскучали в своих стойлах.
Полчаса спустя они уже скакали наперегонки - вслед за солнцем. Ездовые гуары, упитанные двуногие существа с зубастыми пастями, прикладывали все усилия, чтобы не разочаровать своих хозяев - но очень скоро животные выдохлись, и сами перешли на медленный шаг. Мужчина и женщина ехали рядом, подставляя разгоряченные лица легкому ветерку и солнечным лучам.
- Вы отличная наездница, Рейнель! - похвалил ее Индарис, когда уставшие гуары совсем остановились.
Она усмехнулась и попросила помочь спуститься на землю. Животных влюбленные оставили у дороги, а сами пошли вниз, в скрытую от посторонних глаз лощину. Там, на серой, потрескавшейся земле, росли бледные, уставшие от бурь и опасностей жизни цветы... Некоторое время они стояли рядом, держась за руки и любуясь этими цветами. Потом Рейнель сняла с руки тонкую замшевую перчатку, и подняла к небу пальчик:
- Тише! Прислушайтесь! - сказала она.
Вокруг не было ни души - только треск пепельных цикад и шелест сухой травы, обласканной ветром. Покой и умиротворение каменной долины...
- Ваш родной край, Банден... Вы любите его?
- Да.
- Тогда вы умрете именно здесь!
Улыбка медленно сползла с губ Индариса. Вот, что означали ее слова "не покину до самой смерти"!
- Вы, верно, шутите, Рейнель?
- Какие шутки? Мой Лорд Маг пожелал получить голову Бандена Индариса, хозяина крепости Бал Исра. А желание покровителя - для меня святой закон!
Неужели она говорила правду? Вот откуда чувство узнавания, полной предсказуемости ее поведения - она же просто играла свою роль, роль невинной девушки, влюбленной в своего спасителя! И как же хорошо играла! Или, быть может, это был просто безумный сон - про добрую паломницу, про беседы при свечах в таинственном полумраке, про скромные цветы среди пепла? Возможно, он давно уже погиб, лежит среди скал, задушенный тем упырем... Иначе как объяснить эту бредовую ситуацию - когда его возлюбленная оказалась агентом Коричневого Дома, подосланным, чтобы уничтожить редоранца? Неужели он был настолько слеп, что не заметил в прекрасной девушке свою убийцу? Он позволил себе полюбить именно ту Судьбу, что пришла к нему с мечом в руках...
- Так ты из Телванни? - спросил Банден, все еще не веря в реальность того, что с ним происходит.
- Да. Чародейка Телванни. Ты удивлен, что я не убила тебя сразу? Что я не применила на тебе всех своих магических знаний? Не думай, что дело тут в каких-то особенных чувствах... просто меня укусила эта проклятая крыса! Гадкие звери, я ненавижу их! Они словно читают все мои мысли...
- Крысы?
- Я заболела... и вместо того, чтобы уничтожить врага, попала прямо ему в лапы - беззащитная! Как потом не пыталась, а вспомнить ни одного верного заклинания не смогла. Что мне оставалось делать? Пришлось поиграть на твоих... на ваших чувствах, Банден!
- Игры! - с горечью откликнулся он.
Бедная маленькая пешка, Банден Индарис... Он сам, его жизнь, его чувства - все стало разменной монетой в торговле Великих. А покушение на Советника?!
- Как же я не догадался! Это ведь именно ты пыталась убить Сарети!
- Кого? Нет. Я охотилась только на тебя - даже кольцо Ледяного Удара купила для верности. Но жаль - промахнулась...
И добавила с легкой улыбкой:
- А теперь вот не промахнусь! Лорд Маг будет доволен. О, я весь мир готова уничтожить за одно его ласковое слово! Помоги мне заслужить его благодарность, Банден - постой смирно, не прячься. Ради своей любви ко мне!
- Я никуда и не бегу, Рейнель, - он вздохнул, - Мы с тобой так похожи, сестра! Оба влюблены в призраки, в собственные фантазии... Какой нам резон бежать от судьбы? Вот, я стою перед тобой, готовый принять последний удар... Не сомневаюсь, что ты бы на моем месте поступила так же!
И данмер отступил на несколько шагов назад, раскинув руки - словно он желал заключить в объятья все бескрайнее синее небо:
- Стреляй, сестра! Собери все силы, чтобы покончить с этим раз и навсегда!
Девушка повернула на пальце кольцо, губы ее шевелились, произнося заклинание. Банден медленно закрыл глаза...
Оглушительный треск, синяя вспышка, которая коснулась его зрачков даже сквозь опущенные ресницы! Толчок был таким мощным, что Индарис чуть не потерял равновесие, а истощенный амулет Отражения на его шее треснул, порезав шею. Когда Банден открыл глаза, лощина предстала перед ним в небывалом виде - диковинное серебряное блюдо, окруженное прозрачными кристаллами с закованными в них огненными листьями папоротника. Рейнель лежала совсем неподалеку, отброшенная взрывом: ее лицо и руки взялись инеем, в красных волосах - кусочки льда... Девушка была мертва.
- Ведь на моем месте ты поступила бы так же, да? - повторил данмер сам себе. - Бедная малышка, Лорд Маг и не вспомнит о той, что пожертвовала собой, выполняя его приказ! Ты была для них такой же игрушкой, какой остался я!
Да, им могли управлять все - и Арион, и Архимастер, и Рейнель, и Атин Сарети... но он знал, что придет его время, когда мир перевернется... Да, Банден получит власть над многими судьбами. И было в предчувствии этого что-то магическое...

 

 

Недовольный появлением новой крепости
Дома Редоран, Арион, молодой Лорд Маг
дома Телванни, велел своему верному Голосу,
Рейнель Увирит, уничтожить меня - хозяина
Бал Исры. Я каким-то чудом спасся, а сама Рейнель
навеки осталась в той долине, куда хитростью
заманила меня...
Возможно, Телванни или Хлаалу попытались
бы снова убить лорда Индариса, но война с
Шестым Домом, второе пришествие Неревара,
падение богов Трибунала смешали все их злые и
добрые планы. В нашем маленьком мире надолго
воцарился хаос...

 

Из мемуаров Бандена Индариса.


(c) Auran

 

Разное

   •  Игры серии TES

   •  Форум

   •  Плагины

   •  Творчество

   •  Галерея

   •  Коллеги

   •  О сайте


 

Наш проект:

RPG-Portal - сайт о лучших ролевых играх!

 

Создание сайта:

www.anantaweb.ru

 

© 2005-2012, Копирование и/или распространение материалов разрешено, при указании прямой ссылки на сайт.

Разработка сайта: www.anantaweb.ru

Поиск по сайту: